Сочинения по русскому языку и литературе
С нашим сайтом написать сочинение проще простого

На нашем сайте 3753 сочинения! Не понравилось одно — найдите другое на эту же тему:

Язык повестей Андрея Платонова


И пред твоими слабыми сынами

Еще порой гордиться я могу,

Что сей язык, завещанный веками,

Любовней и ревнивей берегу.

Владислав Ходасевич

Древнюю Русь иногда называли немой культурой. В XIX веке случилось чудо, и немой заговорил. Чувство бездны, потрясшее Россию после церковного раскола, нашло язык, нашло форму романа, заговорило монологами Онегина, Мармеладова, Мити Карамазова, хлынуло, как волна, в следующее столетие, где явило миру чудеса творчества Андрея Платонова. Язык его прозы — первое, что завораживает и последнее, что отпускает. Он создан из неправильностей разъятой на части человеческой души. Если бы гипсовые истуканы Шадра могли говорить, их громкая речь звучала бы именно так.

Слова у Платонова как будто снабжены специальными устройствами. Как маленькие механические существа, они растут на всякой почве и живут во всякой атмосфере. Платонова можно читать подряд, можно — с любого места и наугад. Его проза всегда "под напряжением". Она как высоковольтная дуга. Она угловата и телесна. В ней виден тяжелый труд мастера: "Сердце мужика самостоятельно поднялось в душу, в горловую тесноту, и там сжалось, отпуская от себя жар опасной жизни в верхнюю кожу". Таким языком невозможно славить и петь человека. Им можно объясниться в любви паровозу или электрической динамомашине. Платонов создает нечто искусственное. Корявое и угловатое, как первый трактор, неудобное, отчасти бессмысленное и неупот-ребимое для окружающей жизни.

Стихи А. Платонова похожи чем-то на стихи Тютчева. Проза А. Платонова не похожа ни на что. Она — его личное изобретение, его ноу-хау. Она удивляет и настораживает. Настораживает скупость образов и ограниченный запас слов. Иногда их просто не хватает, и становится ясно, что взять их неоткуда. Мешает грамматика, мешают Толстой, Лермонтов, Пушкин, Гоголь, Блок. Платонов не повести пишет, а протоколы собраний комячейки ведет.

Иногда кажется, что ему, как английскому крестьянину, достаточно 110 слов, чтобы прожить жизнь. И, тем не менее, на всей этой канцелярщине и скудости произрастает дивное растение платоновского таланта, ветвится и громоздит чудовищные образы, все эти "мертвые лошади социальных войн", "дребезжащие состояния радости" и над ними, как девушка с веслом, высится "косарь, ведающий женским делом". И это все всерьез. Где тут сарказм? Где сатира и гротеск? Все взаправду. Он словно Тютчева начитался:

Как сердцу высказать себя?

Другому как попять тебя?

Поймет ли он, чем ты лсивешь?

Мысль изреченная есть ложь.

Какие-то тяжелые глыбы, углы и выпуклости — вот талант Платонова. Язык его — это то, что вырвалось наружу, что удалось разобрать. Словно глухой Бетховен, сочиняя музыку, напевает ее. И те, кто рядом, слышат мычание и звериный рык. Зато то, что удается разобрать,— достойно ушей Бога.

Молчание Платонову свойственно более чем речь. В его прозе бездна пауз. Она не складывается в речитатив и боится непрерывности говорения. Свойства понятий у писателя таковы, что каждое требует для себя жизненного пространства. Их у Платонова крайне мало. Во много раз меньше, чем у Пушкина или Гоголя. Тем ценней они, тем дороже.

Платонова узнаешь сразу; не надо спрашивать: кто это? Прочитав наугад пару строк из случайной книги, поймешь, что это он, сразу и наверняка. Язык, как снимок сетчатки глаза, неповторим и уникален. Он выдает Платонова с головой.






Читайте также:



Это важно знать



Здесь можно скачать любое сочинение бесплатно